Парадокс отрезка

Как известно, в геометрии, топологии и близких разделах математики точкой называют абстрактный объект в пространстве, не имеющий ни объёма, ни площади, ни длины, ни каких-либо других измеримых характеристик. Таким образом, точкой называют нульмерный объект. Точка является одним из фундаментальных понятий в математике; любая геометрическая фигура считается состоящей из точек.

Отрезок прямой — это множество (часть прямой), состоящее из двух различных точек, которые называются концами отрезка, и всех остальных точек, лежащих между ними. Расстояние между концами отрезка называют его длиной.

Предпологается, что количество точек, лежащее между концами отрезка, величина бесконечная или стремящаяся к бесконечности, исходя из условия дискретности пространства. Однако, поскольку речь идёт о бесконечном множестве, то для вычисления длины отрезка в математике применимы понятия пределов: длина отрезка это сумма (предел суммы) длин бесконечного количества точек, из которых он состоит.

Но поскольку длина точки строго равна нулю, то бесконечная сумма длин всех точек (как и её предел) строго равна нулю. Посему длина любого отрезка должна быть строго равна нулю. Если предположить иное (что-то вроде сходящегося или ненулевого определённого предела), то при сравнении длин различных отрезков мы пользуемся сравнением бесконечностей (сумм бесконечностей), что запрещено в математике. Как же можно из двух бесконечных сумм точек нулевого размера получить отрезки конечной определённой длины, да ещё и разные?


Средняя оценка: 3.6 (17 голосов)

Познавательно

Название трудноуловимых частиц «кварк» – это вовсе не какой-то научный термин или фамилия его открывателя. Научного смысла этот термин вообще не имеет. Открыватель кварков – Муррей Гелл-Манн (родился в 1929 году), который в 1964 году обнаружил эти чудо-частицы, взял их название из романа Джеймса Джойса «Поминки по Финнегану», в котором один из героев произвносит: «Три кварка для мистера Марка». Причем никто толком не знает, что под этим подразумевалось. Видимо такие же смешанные чувства вызвали у Гелл-Манна открытые им частицы, вот он и выбрал такое название.